Порно рассказы и эротические секс истории
Русское порно
Порно видео
Секс снятый на телефон
Голые девушки
Порно смотреть онлайн
Секс истории
Порно рассказы » Анальный секс » Безотказная секретарша

Безотказная секретарша

Безотказная секретарша Хочу поделиться своей историей, произошедшей три дня назад в один из самых обычных будней. Вернее, рабочая пятница только начиналась обыденно. Текучка, рутина... Ничего примечательного. Даже босс, озабоченный какими-то своими делами, поцеловал меня в щечку лишь мимоходом.

Мы уже год как любовники, и наши отношения были плотными и полновесными — с женой он не спал (по крайней мере, так говорил) и даже часто оставался у меня на ночь. Первые бурные половые акты в нашем головном офисе почти сошли на нет, но все же изредка случались к моему восторгу. Но иногда какие-то дела так отвлекали моего Бореньку, что он почти не обращал на меня внимания, как, например, в ту обычную пятницу.

Причина такого поведения разъяснилась, когда босс с выпученными глазами выбежал в приемную:

— Викуля, к нам сейчас все же явится проверяющий из налоговой!

— Но, Борь, ты же говорил, что там все схвачено...

— Ты не понимаешь! Прикормленный чиновник еще вчера меня и предупредил — едет стажер, который хочет выслужиться и будет копать всерьез! А сейчас позвонил и сказал, что он будет прямо сейчас. Так что, ты должна задержать его минут на 15, пока я уничтожу все бумаги черной бухгалтерии и сотру все криминальные файлы.

— Но как я его задержу?

— Мне тебя учить?

Босс подскочил ко мне и непослушными пальцами расстегнул пару пуговиц на блузке, а потом еще и раскрыл получившееся декольте до самого бантика на бюстике:

— Вот так! — он удовлетворенно оглядел мои аккуратно уложенные в вырезе округлости. — И он может захотеть проглядеть корпоративную сеть. Поставь на своем компьютере рекламную заставку о нашей фирме, она же глючит и пока проигрывается, остальные данные недоступны... И последнее: я позвоню коротко, когда уничтожу весь компромат. У тебя же по-прежнему на мой звонок особый рингтон?..

Едва Боренька зашел к себе в кабинет, на пороге приемной появился молодой человек примерно моего возраста, немного нервно, но с определенным вызовом, огляделся и дежурно улыбнулся:

— Добрый день, Виктория Евгеньевна, я...

Он осекся, потому что я поднялась из-за стола и пошла к нему навстречу. По его немного затуманившемуся взгляду было понятно, какой эффект произвело мое приближение. Я и сама знала, что выгляжу на все 100%: узкая темная юбка, едва достигающая колен и подчеркивающая женственность бедер, стройные ножки, затянутые в чулки в среднюю сеточку, изящные, очень открытые туфельки на неимоверной шпильке... Ну и блузка! На полразмера меньше, чем требовалось, чтобы показывать стройность талии, прозрачная, чтобы вводить в искушение просвечивающими кружевами тонкого бюстгальтера и даже чуть виднеющимися темнеющими ареалами сосков, и к тому же щедро раскрытая на груди руками босса...

«Мерзавец, хорошо изучил нашу фирму, даже знает, как зовут секретаршу», — подумала я, а сама, чарующе улыбаясь, нежно взяла мужчину за руку, и проворковала, подпуская в голос четко отмерянной интимности:

— Садитесь за мой стол, я включила для вас ролик о нашей фирме, чтобы вы оценили успехи коллектива и руководящего состава, — я невзначай прижалась грудью к его плечу, когда подталкивала проверяющего к компьютеру: пусть ощутит волнительные упругость и объем. — Как, кстати, к вам обращаться?

— Даниил... эээ... Даниил Викторович... — он, как и 99% мужчин, старался смотреть в глаза, до дрожи боясь заглянуть в декольте: как там поживают заманчивые округлости? Так происходило всегда, когда мужчины думали, что я могу заметить нескромные взгляды, не догадываясь, что эти взгляды, брошенные украдкой, все равно прекрасно чувствуются.

— Присаживайтесь, Даниил Викторович, — я игриво нажала на плечи мужчины, сохранявшего совершенно ошарашенный вид, и он рухнул в кресло, тут же уставившись в дисплей. — Чаю? Кофе? У нас изумительный эспрессо, нигде такой не попробуете!

Я повернулась и, раскачивая бедрами чуть больше обычного, подошла к хозяйственному уголку. Ну, нет, Даниил, ты не пропустишь ни мгновения из моего моноспектакля!

Я нагнулась за кофе, не сгибая ног, ощущая, как ползет вверх юбка. Пожалуй, я даже предоставила мужчине полюбоваться на краешек резинки чулка, а уж то, что он, не отрываясь, жадно ощупывал взглядом мою упругую спортивную попку, не подлежало сомнению. Примерно таким же манером я наполнила высокий бокал из кулера, поставила все на поднос и понесла его с такой улыбкой, словно предлагаю попробовать не кофе, а себя.

И надо же такому случиться: выписывающее сложный узор бедро задело за край стола, стакан закачался и попытался опрокинуться. Я на инстинктах приподняла поднос и прижала к себе, но вода все же выплеснулась на блузку. Я айкнула... и пролила кофе на брюки Даниила! «Курица! — обругала я себя. — Все впечатление испортила! Теперь проверяющий разозлится и еще упорнее станет проверять наши финансы!».

Впрочем, может быть и не все так плохо? Я обратила внимание, что промокшие от воды блузка и бюстик не то чтобы просвечивают, а полностью предоставляют любоваться моими розовыми прелестями, только когда бросилась на колени и попыталась стереть выхваченными салфетками пятна с брюк Даниила! Какое там «конкурс мокрых футболок»! Я практически предстала с голыми сиськами перед посторонним мужчиной... Но... Но проверяющего требовалось задобрить после маленького инцидента, и я вместо того, чтобы мчаться переодеваться или хотя бы накинуть пиджачок, лишь томно взглянула в его лицо из-под длинных ресниц и прикусила зубками нижнюю губу:

— Ох, какая неприятность, — очаровательно улыбнулась я и, продолжая многозначительно смотреть в глаза Даниила, сделала вид, что стряхиваю влагу с упругих полушарий над мокрой тканью... Ох, на что только не пойдешь ради любимого начальника! Но что же он не звонит? Неужели до сих пор не подчистил все следы? Так ведь и до греха недолго: что может подумать налоговик, уже без стеснения следящий за тем, как опустившаяся перед ним на колени блондинка интимно трогает себя, демонстрируя подрагивающую плоть, да еще завлекающе при этом улыбается? Давай, дорогой, звони скорее, а не то... Что «не то» я додумать не успела, потому что Даниил вдруг вскочил, поднял меня и, бормоча: «Как же так? Из-за меня вы облились! Давайте я вам помогу!», развернул мня спиной к себе и принялся в свою очередь стряхивать несуществующие к этому моменту капли с сисек, уложенных в мокрый бюстгальтер!... А я — что? Я только волнительно задышала, вздрагивая, словно в трепете от прикосновений мужских ладоней, размышляя не стоит ли вместо этого привести себя в порядок, укоряя проверяющего в домогательствах? Что лучше отвлечет его от исполнения обязанностей — оскорбленная блондинка или блондинка, призывно трепещущая? Ситуация была действительно вполне располагающая и возбуждающая — если бы не была для меня не столь непривычной (я никогда не изменяла своему любовнику), и за дверью не находился мой постоянный партнер, конечно!

Долго же я размышляла! Даниил, введенный в заблуждение моими протяжными вздохами и непротивлением, стиснул мокрую грудь, а потом и сдвинул чашки бюстгальтера вниз, оголяя упругую плоть. При этом он, уже не таясь, разглядывал через мое плечо, как его пальцы мнут обнаженные округлости, иногда нежно лаская набухающие соски подушечками. От последнего я уже непритворно вздрагивала, с шумом выпуская воздух сквозь сжатые зубы. «Нет, ну чего ждет Борька?» — подумала я, ощущая тянущее волнение между бедер. А Даниил уже расстегнул блузку, распахнул ее и принялся за меня всерьез: мои сиськи сжимали до красных отметин, а соски сдавливали до сладкой боли, от которой мне приходилось иногда прикусывать губу, чтобы не застонать всерьез... Дорогой! Звони сейчас же, а то мне уже лезут под юбку! Мужчина, вовсю тискающий мою грудь одной рукой и страстно покусывающий мочку ушка, иногда звякая зубами о сережку, действительно поднял подол и гладил кожу бедра над чулком. Впрочем, на этом он не остановился, и его пальцы поползли к трусикам, чтобы в конце концов с силой проникнуть между ног и сжать промежность так, что я, ойкнув, привстала на цыпочки. Жар пальцев чувствовался даже через ткань крохотного треугольничка, прикрывающего лобок, и наслаждение всерьез продернуло все мое тело, начиная с сосков и кончая половыми губками, безжалостно зажатыми через ткань.

— Я сейчас! — хрипло проворковала я, стараясь умерить дыхание, без дураков бурно вздымающее мою грудь. — Только проверю, как там босс...

Мне удалось вывернуться из горячих объятий и подбежать к двери в кабинет Борьки. Лишь в последний момент я вспомнила, в каком растрепанном виде нахожусь — в распахнутой блузке и с голыми сиськами, носящими следы мужских пальцев, поэтому я слегка наклонилась и просунула в небольшую щель только голову. Босс сидел за столом, лихорадочно щелкая клавишами.

— Долго еще?

Борька даже не взглянул в мои источающие панику глаза:

— Еще минут 20.

— Сколько? Не-е-ет, — я почти взвизгнула в конце, т.к. почувствовала, как сзади под юбку забирается мужская рука и уверенно ласкает половые губки через ткань, а потом и вовсе входит вместе с ней в дырочку.

— Да! — босс наконец поднял взгляд. А потом полоснул ребром ладони по горлу и прошептал одними губами: — Иначе кирдык вообще всему, так что делай что хочешь, но он не должен добраться до файлов.

Я поспешно захлопнула дверь, чтобы тут же оказаться в крепких объятиях, более того — мужское бедро оказалось у меня между ног, прижав нижние губки так, что мое дыхание, уже было возвратившееся в норму, вновь стало бурным и срывающимся. Ко всему почему мужские ладони стиснули мои ягодицы и принялась их приподнимать и опускать, отчего вся моя промежность вынужденно терлась о его бедро.

— Перестаньте, Даниил Викторович! Босс скоро закончит...

Но одуревшего от страсти мужчину было не так-то просто остановить, к тому же он наверняка слышал, как Борька говорил про 20 минут, когда коварно подобрался ко мне сзади. Вместо ответа меня легко подняли на руки и вскоре я лежала на собственном столе с голыми сиськами и раздвинутыми ножками — это Даниил с силой развел мои колени. Нет, ну как это называется? Нашу Муху-Цокотуху в уголок поволок... С гнусными намерениями... Ничего, еще посмотрим — не в самом же деле я отдамся постороннему мужчине для того, чтобы потянуть время?

И я, игриво улыбаясь, сама сдвинула трусики в сторону, обнажая на потребу благодарному зрителю увлажненные губки, но потом нажала каблучком Даниилу на плечо. Он оказался понятливым и быстро приник к влагалищу губами. Я охнула, прогнувшись навстречу и запрокинула голову, изображая (а может уже и не совсем изображая) страстное удовольствие, а заодно обдумывая философский вопрос: кунилингус с другим мужчиной — это уже измена или еще нет? Размышляя, я рассчитывала отвлечься, не желая поддаваться нежным ласкам... Но не тут-то было! Мужской язык вытворял между бедер такие восхитительные вещи! Сначала он прошелся по всем складочкам слегка, едва касаясь, так, что я едва удержалась, чтобы не попросить перейти к более действенному способу. Но затем Даниил сделал язык жестким, и острый кончик раздвинул губки, пройдясь по чувствительному уголку, мимоходом задев клитор, и я тихонько застонала, не в силах противостоять удовольствию. А потом мужчина принялся за меня всерьез: его язык порхал по всем складкам, словно бабочка, иногда небрежно проникая внутрь. Или жесткие мужские губы посасывали мои нежные губки, вытягивая их и вбирая глубоко внутрь рта. Или мое влагалище подвергалось атаке языка, сделанного лопаточкой, приходящегося вдоль всей щелки и безжалостно сминавшего податливые губки. «Дорогой! Позвони скорее! — твердила я как мантру. — Дорогой! Позвони... Оххх... Поздно... ».

Под умелыми и разнообразными ласками я сама не заметила, как перестала следить за происходящим, метя по столу волосами от избытка эмоций. Этим и воспользовался Даниил. Вот еще мое тело покорно выгибается, уступая напору мужского рта, а вот оно же пронзено крупным членом. Когда мужчина успел приспустить штаны и обнажить половой орган? Как я прошляпила, что он приставляет горячую головку к хорошо подготовленному влагалищу? Ну, а уж скользнуть в отлично смазанную дырочку между приглашающе раздвинутыми ножками — уже было делом техники.

Я зажмурилась и закусила губку, прислушиваясь к своим ощущениям, а Даниил, ведомый несокрушимым мужским эгоизмом, уже без всяких сантиментов с размаху забивал член в жалобно всхлипывающее влагалище. Более того, он обхватил мою ножку, по-прежнему заброшенную ему на плечо, обеими руками и принялся наяривать мое безвольно распростертое перед ним тело с ужасающей скоростью и глубиной, да так, что яйца звучно шлепали по попке, ходящей ходуном от такого обращения... Так меня еще никто не трахал! Но возмущаться не было ни сил, ни, чего уж там скрывать, желания. Меня хватало только на бессвязные стоны, да попытки еще больше раскрыться перед напористым мужчиной, чтобы ему было удобнее загонять совершенно деревянный кол как можно глубже. И этому даже не мешало то, что угол стола впивался в попку, а спину кололо что-то — то ли калькулятор, то ли набор маркеров... Хорошо, что хоть в самом начале я успела смахнуть на кресло степлер.

Мысль о степлере промелькнула ну очень быстро, т.к. Даниил остановился, чтобы перевести дух от бешеной обработки моего уделанного влагалища, а потом вдруг наклонился и захватил сосок зубами, принявшись теребить его кончиком языка изнутри. Я успела только благодарно застонать и прогнуться навстречу, как он тут же атаковал второй. На этот раз он был нежен и слегка посасывал до боли затвердевший бугорок мягкими губами. А потом с яростью набросился на первый. Утонченное истязание, то ласковое, то жестокое, продолжалось долго, при этом мужчина не забывал периодически загонять твердый член в меня, тараня мое влагалище на всю глубину, а его руки периодически мяли мою задницу, заставляя мою дырочку саму сладко ерзать на жестком стволе.

И я не выдержала такого, то нежного, то грубого — на грани фола, — обращения. Мое тело забилось перед мужчиной в сладких судорогах, громкие стоны рвались из груди несмотря на то, что я кусала костяшки пальцев в попытке умерить собственный пыл...

Я еще плавала в звездном космосе, когда меня поставили и быстро лишили всей одежды, исключая чулки и пояс. Стыдно сказать, но я даже не сопротивлялась, а к моему лицу, боюсь, приклеилась блаженная улыбка клинической идиотки, которую я не могла прогнать несмотря на все попытки.

Даниил словно почувствовал, что после доставленного мне удовольствия, он может делать со мной все, чего только душа пожелает. Она и пожелала, и я послушно опустилась перед мужчиной на колени, даже не подумав воспротивиться или хотя бы возразить... А потом все мысли просто вышибло из моей головки — крупный, чуть изогнутый, с красиво вырезанной головкой, член оказался перед моим носиком, подрагивая, словно в нетерпении. И я не заставила себя долго ждать, насадившись на него ртом, и сразу забрала головку по самое горло. Впрочем, Даниилу особенных изысков и не требовалось: он собрал мои волосы в кулак на затылке и принялся вгонять половой орган в мой ротик совершенно так же, как недавно — во влагалище. От меня уже ничего не зависело, да и не требовалось — только держать зубки подальше и старательно делать губки колечком, скользящим по стволу. Меня попросту трахали в рот, совершенно не интересуясь тем, как я к этому отношусь. Но если бы спросили, как с удивлением отметила я через пару минут дикого, жесткого, невообразимого минета, мне бы пришлось признать, что совсем не против такого обращения! Особенно если вот так запустить руку между бедер и впиться длинными ноготками в измочаленные губки, а потом и вовсе ввести пальчик внутрь, неспешно двигая его в мокрой дырочке.

В общем я была полностью готова к продолжению, когда Даниил вытащил член из моего ротика и принялся шлепать меня по губам, которые я старательно тянула, приговаривая:

— Смена позиции, Виктория Евгеньевна. А теперь я хочу обладать вами с толком, чувством, расстановкой...

Он поднял меня на ноги и, выпутавшись из спущенных брюк (я при этом не смогла отказать себе держаться все это время за напряженный член), сбросил на пол степлер, а потом и сел в мое кресло, восхитительно оглядывая мое тело жадным, хищным, собственническим взглядом. А потом развернул меня и заставил опуститься на гордо восстававший член. Я едва успела широко раздвинуть ножки, осёдлывая самый замечательный для женщины вариант сиденья, а потом застонала от избытка эмоций: как же мое тело успело соскучиться по горячей наполненности распираемого влагалища!

Вначале я попробовала устроить скачку, но Даниил крепко прижал меня за бедра. Я ахнула, потому что мне показалось, что член сейчас прорвет живот где-то в районе пупка, а около уха послышался вкрадчивый шепот:

— Не спешите! Я уже почти готов, но хочу еще наслаждаться вашим телом.

Я послушно застыла, хотя мне и хотелось бурного продолжения... Но разве таким мужчинам отказывают? К тому же он властно привлек меня к себе, а потом одна его рука грубо смяла мою грудь, одновременно жестко зажав сосок между средним и безымянным пальцем, а вторая принялась ласкать уголок губок. И мне оставалось только жалобно мычать, хотя хотелось кричать и вопить — утонченные ласки вкупе с горячим членом внутри быстро довели мой организм до такого же состояния, что было перед оргазмом. Меня даже почти не расстраивало то, что Даниил по-прежнему был в рубашке и пиджаке, и я не чувствовала его тела лопатками, зато мои пальчики иногда нежно ворошили густую поросль на налитых спермой яйцах...

Но это было еще не все! Иногда мужчина хватал меня за бедра, чуть приподнимал и принимался драть со скоростью швейной машинки, а я, ощущая себя безвольным станком для ебли, только причитала, пытаясь подавить громкие стоны. Потом все возвращалось к изысканным пыткам, которым подвергались самые чувствительные участки моего покорно трепещущего тела... И я поняла выражение «Из огня, да в полымя», попытавшись разобраться, что лучше — когда меня без сантиментов дерут, как последнюю блядь, или когда нежно и изысканно ласкают. Попытка определиться была предпринята, т.к. такой дифференцированный подход поставил меня на грань оргазма, а мне хотелось кончить одновременно с Даниилом. Надо было хоть как-то отвлечься от умелых рук и жесткого проникновения! И, возможно, это нас спасло: какой-то крохотной частью сознания, не задетого умопомрачительным удовольствием, я скорее почувствовала, чем услышала, шаги за дверью.

Мне не пришло в голову ничего лучшего, чем попросту рухнуть вниз, между столом и окном, едва не стукнувшись лбом о стенку. Не так много места у секретарши! Мне пришлось принять коленно-локтевую позу в тесном пространстве. Я зажмурилась, ощущая себя совершенно глупо, скукожившись в углу, но тут раздался голос босса:

— Добрый день... А... где... кхм... моя секретарша? Здесь у вас все в порядке? А то мне послышались звуки борьбы.

— Нет, ничего подобного здесь точно не происходит, — ответил невозмутимый голос Даниила.

Я осторожно оглянулась через плечо... И едва не взвыла от отчаяния: Даниил сидел, вольготно развалившись в моем кресле, его пиджак был распахнут, рубашка расстегнута на пару нижних пуговиц, никак не прикрывая торчащую непобедимую эрекцию!

О, нет! Сейчас нижняя половина скрыта от босса столом, но если Борька сейчас подойдет... И что я ему скажу? Это не то, что ты думаешь, просто в голом виде гораздо сподручнее разыскивать упавшую скрепку! Спрашиваешь, почему у Даниила Викторовича такой стояк? А ему понравился... ну, очень понравился!!! ... ролик про нашу фирму...

— У вас какой-то вопрос ко мне? — снова услышала я голос босса. — Я освобожусь минут через пять.

— О, не беспокойтесь, все мои вопросы успешно решает Виктория Евгеньевна! У вас очень исполнительная секретарша...

Вот нахал! Еще и ерничает в такой ситуации! Я едва не подвываю от паники, а он шутить изволит!

— Остался самый главный вопрос, но, я уверен, что она с блеском решит и его.

— Отлично! Если вас не затруднит, передайте ей, что я освобожусь через пять минут, и попросите ее продолжать в том же духе... В том же духе! — с нажимом повторил босс. — Она должна понять.

Ну, здорово! Меня тут потихонечку (и не только потихонечку) ебут, а он настаивает, чтобы это продолжалось? И какая мне разница, что ему неизвестно, что тут со мной вытворяют!!! Все, я обиделась! Пускай Даниил продолжает: к этому моменту двусмысленная ситуация вместо того, чтобы расхолодить, наоборот поддерживала дикое желание снова заполучить горячий член внутрь.

90
секс по телефону