Порно рассказы и эротические секс истории
покупка рекламы Бесплатное порно
Порно
Порно365
Секс истории
СЕКС ПО ТЕЛЕФОНУ
SOSALKINO! видео на любой вкус
Смотреть порно всегда можно на сайте ЧекПорно
Новое порно на сайте https://labporn.cc смотри бесплатно!
Семейные порно рассказы в видео формате
Порно рассказы » Фантазии » Таинство анилингуса

Таинство анилингуса

Таинство анилингуса Линде-чан — вдохновителю моих самых странных фантазий и единственной девушке, завоевавшей моё сердце, не имея доступа к моему влагалищу.

— Линда, Линда, ну позови меня в гости, ну пожалуйста! — вертелась я вокруг на мою беду высокой девушки, приподнимаясь на цыпочках, прижимаясь к ней грудью и стараясь сделать так, чтобы её рука прошла между моих ножек или коснулась бедра. Добавьте к этому, что от меня требовалось не отстать от её быстрого шага, и стоящая передо мной задачка покажется не такой простой. Не удивительно, что ни одно из моих ухищрений не срабатывало: Линда была значительно выше и мне не удавалось устроить всё так, чтобы её ладонь приземлилась на молнию моих джинсов, а одна только грудь, видимо из-за небольшого размера, не могла привлечь к себе внимания этой высокомерной девчонки.

— Зачем тебе? У меня много дел, скоро сдавать проект, я не смогу с тобой говорить, твоё присутствие будет меня отвлекать, — ворчала она в ответ, постепенно теряя терпение. Я догадывалась, что изрядно её достала, но уже не могла остановиться.

— Ну Линда, я тихо, посмотрю фильм или во что-нибудь поиграю, ты меня даже не заметишь, — эти аргументы звучали не в первый раз, скорее по инерции, чем в надежде на положительный исход. С замиранием сердца я смотрела, как Линда, нахмурившись, набирает в грудь воздуха, чтобы решительно послать меня в последний раз и не произнести больше ни слова, но тут её рука, до того в раздражении поднявшаяся, со звонким хлопком опустилась прямо между моих ног. Я ойкнула. Заметив, куда угодила её ладонь, Линда быстро отдёрнула руку и выдохнула неожиданное:

— Хорошо. Я включу тебе стационарный компьютер, а сама возьму ноутбук. Очень надеюсь, что ты найдёшь, чем себя занять, пока я разбираюсь с делами, и наконец-то прекратишь меня доставать.

Я точно знала, что Линда смотрит порно и читает хентайную мангу, и даже знала, что она предпочитает истории с футунарьками, но так и не смогла отыскать ничего компрометирующего на её компьютере. Нашлось несколько фанфиков, местами очень откровенных, но их было недостаточно, чтобы пристать к ней с расспросами о чём-то сексуальном. Пока она отходила в туалет, я успела залезть в прикроватную тумбочку и найти кучу трусиков, все после стирки и чистые (дрожащими руками и с бешено стучащим сердцем я схватила несколько трусов и внимательно их обнюхала — ничего, кроме сухого запаха порошка). Конечно, мне не попалось и никаких игрушек, — глупо было надеяться.

Большую часть времени я сидела за столом перед компьютером, а Линда лежала на кровати по соседству, устроившись на животе, ногами в мою сторону, а лицом — к стене и ноутбуку, что-то сосредоточенно печатая. Вид её широких бёдер и большой, но аккуратной и крепкой попы утешал после всех неудач. Задница Линды всегда завораживала меня, и я готова была наблюдать за ней часами и днями, как фанатик за священной реликвией своей веры. Во всём виде Линды было что-то от божественного, неуловимое и ненавязчивое, что вызывало острое желание оказаться к ней максимально близко. Но каждый человек в боге выбирает одну самую важную ему черту или идею, которую он будет почитать, которая будет для него священнее других, и этот объект почитания может быть разным даже у приверженцев одной веры. Так вот, если бы Линда была богиней, то квинтэссенцию её божественности я бы определённо усмотрела в её заднице.

От раздумий о сакральном меня отвлекла моя же собственная ладонь, которую я обнаружила забравшейся под ремень джинсов, привычно расположившись на трусиках. Мысли о Линдиной попе так часто заканчивались для меня с рукой в трусах, что, видимо, успел выработаться условный рефлекс, как у собачек в исследованиях физиолога Павлова, но вместо выделения слюны у меня намокало между ног. Удостоверившись, что Линда продолжает смотреть в ноутбук и не увидит меня, пока не повернётся на сто восемьдесят градусов, я засунула ладонь под джинсы целиком, отодвинула полоску ткани в сторону и провела пальцем между больших половых губ ко входу во влагалище. Всё верно: ещё не Виктория, но уровень Ниагары достигнут.

Намереваясь получить от своего пребывания в гостях у Линды хоть что-то, я откинулась на стуле, развела ноги и вернула свой взгляд на её зад. За последние минуты, пока я пребывала в своих мыслях о божественном, в ней что-то изменилось. Очертания попы Линды словно стали отчётливее, ткань джинсов плотно облегала её, подчёркивая форму, а все изгибы налились чувственностью, переживавшейся почти физически, ощущением теплоты распространявшейся по комнате и тут же захватившей меня. Неожиданно я поняла, что в мыслях о скрытом в попе Линды неземном потенциале было не так много шутки, как прозрения. Я вынула руку из джинсов и, смутно понимая, что делаю, подошла к Линде и села на неё сверху, перекинув одну ногу через её бедра, стараясь как можно плотнее прижаться промежностью к её ягодицам.

Чудом сохранившийся участок ясного сознания настойчиво потребовал, чтобы я придумала внятное объяснение своим действиям, например, притворилась, что хочу сделать ей массаж. Я начала разминать её плечи, но частые, резкие и ненужные перемещения таза выдавали меня, потому что при каждом движении смещённая ткань трусиков приятно натирала половые губы. Линда что-то говорила, кажется, она задавала мне вопросы, но, к счастью, я не разбирала слов, и не могла ответить какую-нибудь глупость. Близость попы Линды и едва ощутимое давление между моих ног сводили с ума. Не сдержавшись, я просунула руку под её живот, щёлкнула кнопкой на джинсах и потянула молнию вниз. Линда дёрнулась, пытаясь скинуть меня, и я послушно подалась назад, потянув за собой её джинсы.

Обнажившаяся попа Линды, обтянутая голубыми в белую полоску атласными трусиками, явилась передо мной как откровение. В этот момент для меня существовали только её ягодицы, а скрытое под тканью представлялось величайшей тайной во Вселенной. Она казалась такой сочной и притягательной, что я не удержалась, склонилась над ней и провела языком по открытому участку кожи вдоль трусов, ласково её прикусив. Линда дёрнулась, пытаясь приподняться на руках, но я успела ей помешать, схватив за запястья и прижав их к матрасу.

Я касалась попы Линды губами, сквозь трусы и вокруг них, целовала, обводила её языком и кусала. Для меня это не было ласками, я не старалась доставить ей удовольствие и вообще ни о чём не думала. Это была моя молитва, выражение бесконечного обожания единственным доступным мне средством — моим языком, в буквальном смысле, а не пустыми словами, как это принято у других. Я лизала снова и снова, и ткань её трусиков пропитывалась моими слюнками и всё больше скрывалась между ягодицами, обнажая больше светлой кожи, которую тут же находили мои губы и язык. Линда перестала брыкаться и только тихонько мычала, уткнувшись лицом в кровать. Я отпустила её запястья, так и оставшиеся безвольно лежать на кровати, переместив ладони на её бёдра. Потянув её ноги на себя, я заставила Линду поднять попу, и она оказалась передо мной стоящей на коленях, высоко подняв зад, хотя её грудь и личико продолжали прижиматься к кровати.

681